Это интервью с Дарьей Серженко – лучший пример того, как нужно начинать и вести семейное дело. С любовью, юмором и вниманием к друг другу.

— Даша, как давно вы начали свой проект? С чего он начался?

Проект зародился два с половиной года назад. Это тот случай, когда декретный отпуск высвобождает энергию и свободу действия для собственного дела. Это был интуитивный поиск своего занятия и развития. Беременность, состояние особой чувствительности — это шанс переместить себя в другую систему координат, почувствовав внутренний ветер. Ну как ветер… может быть, слабый ветерок, главное было уловить.

До этого я занималась хорошей творческой работой ведущего моушен-дизайнера на крупном телеканале. Но, я поняла, что мне страшно и немыслимо никогда не попробовать сделать что-то свое, теперь — фух… полегчало! Мне очень много дает Ivanka Home — люблю ее, люблю Москву, люблю свою жизнь и людей в ней.

Алексей, мой муж, мне дико нравится своей отзывчивостью к любой “движухе”. Мне очень повезло что у меня такая поддержка — готовый со мной и в горы, и на луну, и в мебельное производство. Алексей, сам обладающий отличным вкусом, вниманием к мельчайшим деталям и золотыми руками, сделал для меня невозможное возможным, хотя вначале смеялся над моими, как ему казалось, нереальными планами. Что в них было нереального — мы забыли. Кажется, нереально было делать кресло и подогнать под себя дизайн шаблона для сайта.

— Как появилось название Ivanka? что оно значит для вас?

Тут нет особенной истории. Хотелось славянского звучания и легкости в названии. Надо попросить знакомого копирайтера придумать нам миф появления названия, да?) Кстати, знакомому копирайтеру (“…не на все 100% ласкает мой слух”) и мужу (“дурацкое название”) это название не сильно понравилось, но процесс был необратим — Ivanka Home прочно обосновалась у меня в сознании и не давало пробиться больше ни одному. Я сказала “сдаюсь”.

— Ваш проект растет, с какими трудностями приходится сталкиваться?

Конечно, проект подрастает, и одни трудности сменяются другими. Вопрос с поставщиками и покупкой материалов и фурнитуры вроде бы уже не так давит, но, например, встает вопрос наших физических возможностей удовлетворить все заказы. Пока справляемся, но чувствуем, что с развитием дела потребуется и большее делегирование задач, а это для многих начинающих свое дело вопрос болезненный. Учусь не видеть трудности, а только задачи.

— Какая любимая часть рабочего процесса, которая вдохновляет больше всего?

Знаете, изначально наш проект должен был быть материальным — это первое, что я осознала. После долгого времени посвященного моушен-дизайну, хоть и крайне динамичному творчеству почти с неограниченными возможностями — любая фантазия в 2d или 3d, да еще и во временном измерении, я пришла к желанию ощутить, иметь возможность потрогать результат своего труда. Это мне очень нравится и вдохновляет. Готовая вещь, упакованная, чтобы отправиться кому-то домой, вызывает легкое внутреннее восхищение, и маленький голосок говорит: “ммм, ты это сделал, и это кому-то еще нравится, кроме тебя”. Поэтому, само физическое взаимодействие с предметом мне и Алексею доставляет настоящее удовольствие. Он выпиливает каркасы, я обшиваю тканью, принт, которой сама рисовала. Создание принта — это, безусловно, один из главных процессов. На нем и базируется уникальность нашего бренда, его душа.

А знаете, какой момент мне еще очень нравится и воодушевляет — это забирать свежеотпечатанные рулоны с принтом с производства и везти их в свою мастерскую. Я еду по Москве, по ее пробкам и они меня не раздражают, все кажется очень осмысленным — я представляю, что все люди едут тоже с важными для них “рулонами”.

Какое будущее вы видите для своей семьи и проекта?

В ближайшей перспективе мы ждем второго ребенка, девочку (боже, мы совсем заматерели, второй ребенок! 🙂 Пока это самая важная перспектива, которая снова перевернет весь наш жизненный уклад, как когда это случилось с рождением первой. Возможно, проект на какое-то время отойдет в сторону, но я уверена, ненадолго.

— Расскажите о своей семье? Как вы познакомились с мужем?

У нас с Алексеем архитектурно-дизайнерское образование, мы познакомились в институте и какое-то время дружили на почве всяких творческих экспериментов – помню, как он замуровывал меня в монтажной пене, чтобы сделать силуэт для выставки, как лазили по немыслимым задворкам, искали птицеферму и шили какой-то куриный костюм для фотопроекта. У меня был фотик, а у него Toyota — мы отлично дополняли друг друга, а потом забыли про фотопроект и стали вдруг жить вместе. И вместе с тем увлеклись видеосъемками и видеодизайном. Теперь мы носились с видеокамерой по задворкам и плагинами для after эффекта.

Детей мы долго не планировали — нам и так все нравилось, мы старались, по возможности, много путешествовать. Но когда родилась Александра — я подумала — а можно было бы и раньше. Почему никто мне доходчиво не рассказал, какие дети чудо, как с ними весело, и какой это нереальный восхитительный опыт!

— Кто за что отвечает в деле сейчас? Как маленькая Александра помогает в работе?

Я создаю принты, делаю обивку, фотографирую товары для сайта и Инстаграм, часть работ по пошиву мы отдаем на аутсорс. Алексей делает каркасы для кресел и пуфов. Он не любит когда я его тороплю — и, действительно, всегда ловлю себя, что процесс важнее результата. Чем помогает Александра — только уметь концентрироваться на заданный участок времени и быть максимально продуктивным, потому что потом понеслась — игры, книги, и пластилин на люстре. Неизбежно приходится разделять время для семьи, отдыха и работы, планировать, соблюдать режим, как бы скучно это не звучало — но это единственный способ находить время для проекта. А также договариваться с Александрой – «сейчас мама поработает, а потом мы вместе поиграем» — сейчас с этим нет проблем, но она не из тех детей, которые охотно играют одни в уголочке.

— Как проходит ваш обычный день? Чем он насыщен? Какими событиями полон?

Мы живем между Сергиевым Посадом и Москвой. Почти половину недели мы там — заняты работой по Иванке, по обустройству дома — это отличное поле для деятельности, остальную — в Москве. Соответственно, всякие подрывные “смытьсяизМосквы” мысли нас почти оставили — путешествовать мы также любим, но вполне счастливо можем провести каникулы в Посадском доме — ведь столько дел и столько нереализованных планов ждут.

— Что вы любите делать больше всего вместе?

Спросила Лешу — он сказал: “Ужинать”. В этот момент мы ужинали. Если бы чистили снег во дворе — он сказал бы: “Чистить снег”. Какая разница, что делать, если вместе хорошо.

— В воспитании дочери включается каким-то образом ваш проект? Каким ценностям вы хотите ее научить?

Мир не дает ничего просто так, но откликается на то, на что ты осмелишься. Такой мой вектор. Самое лучшее воспитание — это пример, который показывают родители. Поэтому, если ты гармоничен, доволен своей жизнью, занят любимым делом — это наилучшие стимулы вырасти ребенку целостной и счастливой личностью. Выходит, что не стоит особенно зацикливаться на воспитании ребенка, нужно воспитывать себя. Основная цель нашего проекта не в получении прибыли, стремлении продать. Это прежде всего то, что нам небезразлично и делает жизнь наполненной. А из этого источника уже хватит всем — и сил для себя, и энергии для детей, и красоты для окружающих.