Класс труда

Класс труда

«Класс труда» — это локальный городской проект, объединяющий под крышей мастерской специалистов по коже, дереву, стеклу и керамике, а также людей, желающих приобщиться к ручному творчеству.

В «класс» можно забежать на минутку, чтобы починить полку из гостиной, на длительный срок арендовать рабочее место, чтобы не мешать домашним своим рукоделием или прийти после работы на мастер-класс, чтобы провести время за полезным и приятным занятием. Основатель проекта Денис Гутов рассказал изданию, чем занимался до открытия мастерской, почему ему тяжело в общении с людьми, и с какими трудностями он сталкивается на четвёртый год ведения собственного бизнеса.

Я работал в банке, в отделе, который занимался VIP-клиентами. В деятельность входило все — и консалтинг, и продажи, и полное ведение клиента. Когда в банке в 2010 году начались сокращения, я решил уйти сам. В итоге стал заниматься частными финансовыми консультациями для своих бывших клиентов и начинающих бизнесменов, помогать знакомым составлять финансовые модели и бизнес-планы. По ходу движения втянулся в старт-ап тусовки, а когда ты в них варишься и консультируешь всех по финансам и прочим вещам, сразу хочется попробовать и приобщиться.

В Питере очень много людей, занимающихся ручным творчеством. На тот момент моя жена Таисия увлеклась хэнд-мейдом в домашних условиях. Так как мы уже окунулись в творческую среду, решили — почему бы не открыть место для таких же, как она людей, где все смогли бы собираться, работать и проводить мастер-классы. Кто-то нам посоветовал взглянуть на американские проекты, и мы увидели, что все уже давным-давно придумано, велосипеды изобретены и все, что от нас требуется – просто начать делать.

Мой финансовый и юридический бэкграунд помог мне с точки зрения решения организационных вопросов. Мне было проще, я понимал, что такое договора аренды с собственником помещения и как открыть юридическое лицо; у меня не было страхов, как у начинающих предпринимателей — что лучше, ИП или ООО, как завести банковский счет и платить налоги. Да, этот этап прошел легче благодаря моим знаниям, но в сфере маркетинга и продвижения все оказалось не так просто.

Все эти вещи, которые пишут в толстых книжках или рассказывают на тренингах новомодных маркетологов пришлось тестировать на себе и выбирать, что будет работать, а что — нет в нашем конкретном случае.

Если говорить обо мне, то я совсем не экстраверт, но по роду деятельности у меня зашкаливающий объем общения с людьми. Также, я стараюсь ничего не делать руками, потому что не считаю себя достойным мастером, но могу сделать совсем простые штуки или провести небольшие мастер-классы. И еще, я не отдыхаю. Крайне редко, в межсезонье, выпадает возможность не приходить в мастерскую несколько деньков. В эти дни я отсыпаюсь или уезжаю куда-нибудь за город, подальше от людей.

Настоящий мастер понимает, что он мастер сам по себе. Он вкладывает свое внутреннее состояние и внутреннее «я» в изделия и работы. Люди, которые приходят сюда работать, видят других людей. Некоторая ревность есть всегда — когда мастер по коже встречает ещё одного такого же мастера, сначала он отнесется к нему с опаской, но если он — здравомыслящий человек, то не боится копирования или воровства идей, потому что в каждом изделии есть именно его «я». Если человек боится, то он либо параноик, либо не вкладывает частичку себя в произведения, а копирует сам.

К конкуренции в своей сфере я отношусь точно также. Когда мы открывались, я понимал, что ровно в это же время кто-то делает ровно то же самое, просто я об этом не знаю. Так и получилось, через полгода я узнал, что ребята в Москве задумали подобный проект, но в результате у них получилась одна направленность, а у меня другая. Мы с ними ездим друг к другу в гости, обмениваемся опытом.

К нам обращаются бары, хостелы, частные люди, которым нужна мебель. Если заказ существенен по сумме, то заказчику важно заплатить эти деньги не какому-то мальчику, работающему по дереву, чтобы он исчез на следующий день, а подписать договор и оформить все официально. Понятно, что «Класс труда» никуда не денется ни через день, ни через неделю, поэтому мы часто выступаем посредниками. С людьми всегда сложно, разные бывают ситуации, но я несу перед заказчиком полную ответственность.

Есть истории, когда люди пришли сюда по отдельности просто в поисках помещения, а в итоге собрались в команду и начали производить что-то вместе. Муфельные печи для обжига керамики, например. Сейчас у этих ребят отдельная мастерская, производящая и продающая печи по всей стране.

Идеальная ситуация для нас, когда человек, работающий на обычной работе интересуется ручным творчеством, приходит сюда сначала на мастер-класс, потом на курс, потом затягивается, выбирая между разными направлениями. Дальше каждому свое — кто-то начинает принимать заказы, кто-то устраивается на работу в уже существующую мастерскую, кто-то идет и открывает свою студию. Мы это видим каждый день — за три года таких случаев достаточное количество – и чувствуем удовлетворение от того, что все работает так, как задумывалось, и уважение к развитию человека.

Некоторые люди думают, что хотят уволиться и окунуться в творчество, но на самом деле им просто не нравится именно данная работа, а не вся их профессия в целом. Те, кто действительно хочет уволиться, берет и увольняется. Становится настоящим, самим собой. Среди наших резидентов много тех, кто так и поступил, просто в какой-то момент они решили: «Все! Буду заниматься тем, что мне действительно нравится».

«Класс труда» — это точка доступа в настоящее. К настоящему себе, к настоящей жизни.

Нет ничего плохого в том, что человек работают в офисе, а вечером отдыхает здесь, у нас. Просто сбрасывает накопившийся стресс, занимается своим хобби, делает что-то не для продажи, просто для себя, а с утра снова идёт на работу.

В нашей стране есть культ успешности: «Вау, эти ребята такие успешные, это так круто!», «Мы это сделали, мы этого с легкостью добились», и никто не говорит о том, какие проблемы возникали, а они возникали в любом случае, каких усилий это стоило и что на самом деле внутри, под завесой. Плакаться тоже не хорошо, просто нужно понимать, что трудности есть у всех, везде и всегда. Первые несколько лет ведения своего бизнеса стабильного дохода нет вообще — деньги то появляются, то нет. Если бы не было трудностей, не было бы и интереса заниматься такими вещами.

Совсем не думать о заработке возможно, только если есть кто-то, кто обеспечит тебя и твое дело. Когда у тебя есть только свой бизнес, ты обязан думать о том, чтобы этот бизнес приносил деньги.

Что терять было — устоявшуюся стабильную жизнь. Мы ее и потеряли — все, теперь нет стабильности, но если ты решаешь что-то делать, то ты делаешь. Страх, конечно, есть — люди, которые говорят, что ничего не боялись, просто не отдают себе в этом отчета. Объем энтузиазма и горения идеей сильнее страха, который включается потом, когда минует адреналиновый этап. Проходят первые год-полтора, ты, как основатель, начинаешь уставать от своего проекта, и приходят сомнения — а то ли я делаю, тем ли занимаюсь, а не вернуться ли назад.

Бизнес как ребенок — в первый год жизни только пытается встать на ноги, ползает, падает, бьет себе шишки. Третий год, четвертый — переходный период. Все вроде бы устаканилось, ты вышел на определенную позицию и пора смотреть, в какую сторону дальше развиваться. При этом бизнес не на достаточном уровне свободы, чтобы позволить себе большое количество экспериментов и возможность допускать ошибки. Финансовой подушки нет, и любой неосторожный шаг все еще может привести к краху всего или к дополнительным расходам.

Текст Деонизия Балде / Фото Евгения Петрова

Поделиться этой записью!

Похожие материалы

0 Комментариев

Leave a Comment

Войти с помощью: 

Ваш электронный адрес не будет опубликован