Креативные кластеры из промзон

Креативные кластеры из промзон

By Май 21, 2018 0 комментариев

Сколько в Санкт-Петербурге промзон, которые стоят без дела, создавая неприятные районы в самом центре города? Обводный канал, район Кировского завода и Нарвской, большая часть Суворовского проспекта?

А сколько в противовес им креативных кластеров и площадок, в которых комфортно и приятно находиться? «ТКАЧИ», «ЭТАЖИ», Новая Голландия, Порт Севкабель – и это все на весь город-миллионник?

Опыт Европы

Интересные решения и варианты взаимодействия местного сообщества, современных урбанистов, архитекторов и государственных властей существуют в Великобритании: власти, занимающиеся благоустройством, обращаются к опытным дизайн-бюро, заказывают исследования местной среды, проводят опросы, узнают о важных потребностях района. Так получается создавать не «мертвые» проекты, а наполненные реальной пользой районные «места силы»: хозяйственные помещения и склады для хранения товаров интернет-магазинов, студии, адаптированные под производственные нужды и мощности, общепиты и заведения, которых именно в этом месте не хватает и в них существует потребность. 

Об интересном опыте реновации промышленных районов рассказывала Холли Льюис, соосновательница бюро We Made That, на лекциях Института Strelka в Петербурге. Ребята в течение последних восьми лет консультируют городскую администрацию, вместе создавая настоящую стратегию развития Лондона: проводят исследования, тестируют будущие площадки, оживляют местное сообщество. Как и в Петербурге, в Лондоне много промзон в разных районах города – эти места забирают под застройку очередным спальным стеклобетоном, хотя можно превратить это место в многофункциональные пространства для местного бизнеса. Студия We Made That включает в себя не только архитекторов и дизайнеров, но и социологов, пропагандируя идею дальновидного отношения к промзонам – это ведь и будущие рабочие места, районы недорогой аренды офисов, площадки для небольших производств. Важно заранее подумать о том, как живут и соседствуют люди и чем они могут быть друг другу полезны и интересны – результаты своих исследований они отправляют застройщикам и властям.

Пример

Сотрудники студии исследовали район Charlton Riverside, в котором планировалось строительство нового жилья: они опросили четыреста предпринимателей и узнали, что в районе трудятся художники, механики, есть большая фабрика и несколько старых школ. У этого района есть своё наследие, которое нельзя не брать во внимание при создании новой застройки, и свое будущее, которое напрашивается современностью: нужны склады для интернет-заказов, удобные супермаркеты и магазины свежей еды. И каждый может извлечь из этого выгоду и пользу. На данный момент район успешно застраивается, опираясь на исследование студии. 

Люди-активисты

В нашем городе бывшие убитые заводы интересны пока только фотографам-урбанистам и застройщикам, которые планируют снести все под корень и влепить очередную стеклянную коробку среди сталинской и хрущевской застройки. 

У нас пока трудятся активисты из народа – «Красивый Петербург», «Городские проекты» и Движение «Живой город»: своими силами обычные люди стараются обратить внимание чиновников и бизнес на внешний вид и состояние городского пространства. Однако единой концепции развития районов пока нет – вот оно, непаханое поле для предвыборной программы любого будущего мэра Петербурга. 

Примеры этих движений показывают, что в нашем городе можно собирать подписи и решать локальные проблемы, благодаря общественной огласке и социальным сетям, но сдвигать с места серьезные вопросы пока бывает очень сложно.

Классический пример – проект «Велосипедизация», который каждый год старается решить вопрос велопарковок, велодорожек и воспитанного отношения к велосипедистам на дороге. Ребята стараются, однако вопрос идет очень медленно, власти часто не согласуют их парады и проезды, дорожки появились только в небольшом количестве. Так же обстоят дела с развитием районов – до сих пор очень много закоулков даже в центре – неприятные, заброшенные дома и здания, которые простаивают, накрытые зелеными водорослями строительных сеток – и ждут, когда родится новый застройщик. 

Топ 5 разрушенных зданий прямо в центре города — дома, из которых можно сделать многофункциональные кластеры: 

— Отель «Северная корона», наб. реки Карповки, д. 37
Многострадальный, так и не достроенный отель, на месте которого собираются уже лет пять построить жилой дом или торговый центр.

— Особняк Корлякова, — угол Карповки, д. 27 и Каменнострвоского пр.

Огромная кирпичная труба с прилегающим к нему двором бывшей мебельной фабрики Мельцера. Еще в 2013 году этот объект собирались застраивать жильем ребята из NCC, однако пока тишина.

— Особняк Бракгаузен, наб. Лейтенанта Шмидта, д. 3

Строгий и одновременно величественный фасад, минимум декора, неброский цвет наружных стен — в начале нынешнего века жители особняка были расселены, и здание, без малого десять лет, простояло в полнейшем запустении. В 2012 году особняк был выставлен на торги Российским аукционным домом. Начальная стоимость — 235 млн рублей. 

— Заброшенное “Королевство мороженого”, ул. Черниговская, д. 15

«Королевство сладостей», «Королевство мороженого», кирпичный холодильник — всё это названия «Петербургского хладкомбината № 1», а затем «Ленинградского Холодильного Комбината Главхладпрома». Раньше тут производили вафли, халву, леденцы, лакомства из ягод, и, разумеется, знаменитый советский пломбир и сахарную трубочку. 

  • Колбасный завод, пр. Лиговский, д. 271

В 2011 году губернатор Георгий Полтавченко предложил сделать в этом месте «общественное пространство», но ничего до сих пор не сдвинулось.

Текст Рада Ярушкина/ Фото  Evelyn Bencicova

Поделиться этой записью!

Похожие материалы

0 Комментариев

Leave a Comment

Войти с помощью: 

Ваш электронный адрес не будет опубликован

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.