QUEER

QUEER

By Мар 06, 2018 0 комментариев

Мы привыкли выражать свою индивидуальность, подбирая подходящую одежду. А что, если найти баланс со своей идентичностью возможно только в одежде другого биологического пола? 

Редакция MOONCAKE побеседовала с людьми, которые были рождены мужчинами, но, по тем или иным причинам, переодеваются в женскую одежду, о том, почему они это делают, что при этом испытывают и как к этому относятся их близкие люди.

Словарь терминов:

Кроссдрессер — термин для людей, использующих одежду, традиционно (или в силу стереотипов) используемую людьми другого пола, но не стремящихся постоянно жить в качестве человека иного гендера.

Цисгендерность — термин, обозначающий людей, чья гендерная идентичность совпадает с биологическим полом.

Трансгендерность — несовпадение гендерной идентичности человека с приписанным при рождении полом.

Трансгендерная женщина – термин для трансгендерных людей, идентифицирующих себя как женщин.

Переход — процесс приведения гендерной роли и тела трансгендерного человека в соответствие с его гендерной идентичностью.

Марина Михайлова (кроссдрессер)

  • В детстве меня часто принимали за девочку. Ребята даже обращались со мной с какой-то нежностью. Однажды я с мамой была в магазине, и там одна женщина попросила «прикинуть» на меня платье для дочери. Она была одного со мной роста, но в магазине ее не было. Мама попросила меня надеть, и я послушалась. Когда надела, то так сильно покраснела… Мама улыбнулась, но ничего не сказала. Мне тогда было лет 12-13, и мне понравились эти ощущения. Потом хотелось ощутить, что чувствуют девочки, когда надевают платья, туфли, колготки, когда красятся. Мне хотелось быть как они. Когда оставалась одна, мерила мамину одежду, красилась. Мне нравилось ощущение помады на губах, нравилось, как колготки обтягивают ноги.
  • В 1985-1990 годах не было таких понятий, как кроссдрессинг. Переодевание в женское давало мне ту часть ласки и нежности, которую я бы хотела получить, но не получала. Девушки, женщины – это нежные, хрупкие создания, я хотела быть как они.  Я убедилась, что это мое, когда приехала в студию (студия имиджа Queerpoint – прим. ред.). В образе я вела себя гораздо раскованней, чем обычно.
  • Сейчас кроссдрессинг для меня — это уход от действительности. Я как бы ухожу в другую реальность. Иногда перевоплощаюсь каждый день, иногда месяцами ничего. Раньше думала, что это ненормально, так быть не должно. Выбрасывала все свои наряды. Потом где-то прочитала, что лучше иногда выпускать свою «девочку» наружу, чем прятать в себе. Стала так делать, и мне стало как-то легче.
  • Чувства от переодевания многогранные. Хочется танцевать, обниматься, целоваться, хочется ходить как модели на подиуме. Хочется даже заниматься чем-нибудь по хозяйству. Я же ведь девочка! Хозяйственная и заботливая!
  • В образе я только дома. Единомышленников в моем городе нет.
  • Желание остаться в образе подольше возникает. Переодеваться, смывать косметику очень не хочется!
  • Как-то я жила с одной дамой. Призналась ей, думала, поддержит. Сначала она относилась нормально. Но мы поссорились, и все обернулось против меня. Оскорбляла почем зря, да еще прилюдно. Но люди не поверили, так как я веду себя на работе совсем не по-девичьи. Потом призналась коллеге по работе. Она поддержала, даже подарила пару платьев. Она поддержала и мою поездку в студию. Фотки ей очень понравились — она просто в шоке была!
  • Эта тема поднимается сейчас часто. И в кино, и на ТВ, и в Интернете. Люди потихоньку успокаиваются. Но как они отреагируют, если сами непосредственно столкнутся с этим, сказать не могу.

Дашенька Сараева (кроссдрессер)

  • Я никак не «приходила» к этому. Мне кажется, что, так или иначе, это всегда было со мной. Некоторые мои родственники, после того, как они узнали обо мне, рассказали, что я интересовалась женской одеждой, заколками и бусами в раннем детстве, которого я даже не помню.
  • Для меня это не хобби и не «путь», просто часть меня, которая приносила боль и страдания, вплоть до того, что в детстве и юности считала себя неправильной, плохой, сумасшедшей. Сейчас этого нет, я привыкла к тому, что как бы разделена надвое. Иногда это помогает расслабиться и посмотреть на другую часть себя со стороны. Так эти две половинки и смотрят друг на друга. У меня отняло много внутренних сил и времени подружить их друг с другом. По крайней мере сейчас я не чувствую внутри себя разрушительных конфликтов.
  • В первые моменты я ощущала «переключатель» внутри. Ощущение сродни тому, как входить в квартиру. Переходить из комнаты в комнату, включать и выключать свет. Постепенно пришло то, что «переключателя» и комнат не существует. Возможно, еще существует «дверь» которую я открываю и закрываю символически — так, скорее уже ради спокойствия окружающих, нежели себя.
  • В образе занимаюсь тем же, что и вне его, ну разве что на работу и в магазин за хлебом я так конечно не хожу (смеется)! Для меня это перестало быть «образом». Старые друзья, знающие меня довольно давно, не видят никакой разницы в моем поведении, а я тоже не замечаю. Возможно, я не объективна. Как-то недавно я посмотрелась в зеркало после фотосессии и подметила, что это тоже Я. И сказала сама себе вслух, что неплохо выгляжу.
  • Иногда возникает желание остаться в образе подольше, когда нахожусь в своей компании, с людьми которые меня знают, понимают и принимают. C ними есть о чем поговорить, всегда хочется продлить такие праздники.
  • Те люди, которые не принимают и не понимают меня, просто уже со мной не общаются. Меня радует, что большинство все-таки понимает и не психует.

Татьяна Денисова (трансгендерная женщина, сознательно не идущая на переход)

  • На самом деле это было со мной всегда. Менялось, затихало, но никогда не уходило. Помню, как однажды в детском саду — давно это было, в прошлом веке — я спросонья натянула чужое платьице, мне показалось, что оно моё. Было и смешно, и неловко. С возрастом, особенно в пубертатный период, всё усилилось и окончательно закрепилось.
  • Кроссдресинг — это не то, что мне нужно, хоть это и кажется странным. Дело в том, что переодевания — это для меня компромисс, минимальная возможность быть в своей, женской, шкуре.  У меня женское сознание и одежда просто позволяет мне почувствовать себя более полно, более естественно, в том внутреннем гендере, в котором я чаще всего себя и ощущаю.
  • Иногда хотелось внимания и принятия себя в этом образе. Например, были «шутейные» переодевания в обществе тайной симпатии — реакции ноль. Однажды с двумя приятельницами ходили ночью за пивом, ко мне полез знакомиться какой-то кавказец — это с одной стороны было страшно, и кавказец как-то не очень, но, с другой стороны, польстило мне.
  • Когда я переодеваюсь, меняется многое — и ощущения тела, и восприимчивость, и чувствительность; больше появляется нежности и спокойствия.
  • В образе я никуда не хожу. Чаще всего просто внимательно слушаю себя, отдыхаю. Да и возможности сходить куда-то, нет.
  • Хотелось бы полностью жить в этом образе, но важно, чтобы при этом было полное принятие тебя другими, что называется, социализация.
  • Кое-кто знает об этой стороне моей жизни. И даже кое-кто из очень близких мне людей, но, в целом, я это не афиширую, а тщательно скрываю.
  • Можно рассказать много чего, и смешного, и неприятного, и даже в чём-то романтичного. Из последних событий — фотосессия. Очень окрыляет, когда ты почти свободно ходишь, говоришь и воспринимаешься (пусть даже с некоторым подыгрыванием) окружающими. Помню, когда мы уже закончили фотографироваться и возвращались в гримёрку, нам на встречу вышли две девушки — фотограф и модель. Они совершенно не заметили, что со мной что-то не так, и только когда услышали мой голос, страшно удивились. «Надо же какой красивый мальчик», при моих-то за сорок — очень приятно.

Для того чтобы прояснить некоторые моменты и узнать, из чего состоит работа человека, каждый день помогающего другим людям проявлять свою гендерную идентичность, мы обратились к Ольге Жгун. Ольга — руководитель студии QueerPoint, специализирующийся на гендерных перевоплощениях. Она не просто переодевает и делает соответствующий макияж, а дает возможность полностью окунуться в образ и запечатлеть этот момент.

Ольга, расскажите о своей работе.

— Я работаю в двух направлениях – это временное перевоплощение в противоположный пол и более серьёзная работа над имиджем с трансгендерными людьми, которые нуждаются в социализации своей идентичности. Временно перевоплощаются кроссдрессеры, и, в основном, это мужчины, которые примеряют женский образ.

Чем работа с кроссдрессерами отличается от работы с другими клиентами?

— Если говорить о работе стилиста с цисгендерными людьми, то даже на съемку многие боятся экспериментировать со своей внешностью, потому что у них очень конкретное позиционирование себя, им тяжело идти на что-то радикально новое. Даже не то, что перевоплощение в человека другого пола, а просто что-то новое — и то, бывает, нелегко дается. А здесь мы меняем вообще все. Я и сама очень большое удовольствие получаю, когда я вижу, как человек поменялся, и каждый раз сильно удивляюсь. Работа с  перевоплощением получается намного интереснее и психологичнее, чем просто заниматься подбором стиля, особенно, если попасть на нужную волну: человек максимально раскрывается, и у меня получается воплотить его настоящую другую сторону, то есть, внутреннюю женщину у мужчины или наоборот. Когда человек идет на такой эксперимент, он обогащается, получает новый опыт, новое переживание.

Работа с тарнсгендерными людьми над имиджем – это более длительный процесс?

— Да, к нам обращаются транс-люди, которые совершают переход. С ними необходима более глубокая работа. На время перехода невозможно как-то особенно проявить себя, потому что внешность меняется не так быстро, как хотелось бы. Некоторые люди и вовсе не успевают к нему подготовиться,  просто принимают такое решение от отчаянья: «Все, я больше не могу!» Когда начинает меняться внешность на гормонотерапии, могут возникнуть нежелательные последствия – например, человек не подумал о работе и может столкнуться с непониманием начальника или коллег. Мы можем продумывать некоторые шаги — что будет дальше, что нужно освоить этому человеку в своем позиционировании и в жизни для более плавного перехода. Если  речь о женщине, то макияж, уход за волосами, прической. Даже не все цисгендерные женщины умеют ухаживать за собой, а трансгендерные женщины адаптировались всю жизнь под другое гендерное поведение и могут допустить много ошибок, например, сжечь волосы бытовой некачественной краской или сделать плохой татуаж. Мы можем и просто консультировать по стилю или по дресс-коду: «Не стоит надевать прозрачное гипюровое платье на работу в офис». Потому что иногда бывает так, что они перебарщивают – но вовсе не из-за того, что  они вульгарные, просто слишком давно этого ждали.

Если вернуться к кроссдрессерам, то что нужно знать, общаясь с ними, когда они в образе?

— Достаточно, как и с любым другим человеком, вести себя вежливо. Если вы впервые видите человека, который находится в образе женщины, то и обращаться к нему нужно как к женщине – все-таки кроссдрессеры стараются добиться максимальной женственности в своем перевоплощении, а если обращаться, как к мужчине, то это, конечно, может расстроить, что не добился нужного результата. И еще это «выкидывает» из образа. Подключиться к игре и общаться как с девушкой – это самый хороший вариант.

А общаясь как с девушкой, нужно забывать весь предыдущий опыт общения как с мужчиной?

— Любого человека спроси на счет работы, например, он вряд ли обрадуется, особенно если цель заключается полностью отдохнуть и абстрагироваться. Когда они в женском образе, им хочется оторваться и расслабиться, получить все те возможности, которых они лишили сами себя или которых, по каким-то причинам, были лишены в своей жизни. Например, почувствовать меньше напряжения  или чрезмерной  ответственности. Я часто наблюдаю такую историю, что парень может быть абсолютным джентльменом в жизни, а когда перевоплощается, становится капризной стервой. Это происходит не потому, что у него шизофрения, а потому что это именно те качества, которые он не может проявлять в своей обычной жизни. Так он получает отдушину.

Кроссдрессеры чаще всего – мужчины?

— Сейчас у меня действительно больше мужчин, которые перевоплощаются в женщин, и вообще, это определение скорее чаще относится к мужчинам, которые хотят перевоплощаться в женщин. Женщин, которые хотят примерить образ мужчин, очень мало, и это, в основном, лесбиянки.

Как вы думаете, с чем это связано?

— Раньше было распространено переодевание в мужчин, и иногда женщины могли жить под видом мужчины какое-то время, делать карьеру. Это связано с тем, что женщины перевоплощались как раз затем, чтобы получить те права, которые были им недоступны – образование, карьера, любимое дело. Почему сейчас практически нет желающих перевоплотиться в мужчин? Потому что это уже не так актуально, женщины могут  получить образование, освоить любую профессию. Никого не удивит девушка в брючном костюме и с короткой стрижкой — весь XX век женщины отвоевывали себе права.

Сейчас XXI век, и теперь мужчины могут позволить себе носить цветы, розовую одежду, даже на подиумах стали появляться мужские юбки и платья, хотя какое-то время назад это невозможно было представить. Получается, пока этот процесс не завершен, может быть, кроссдрессеры переносят в образ то, что не могут реализовать в повседневной жизни. Вполне вероятно, что наступят дни, когда мужчины спокойно смогут надевать юбку и проявлять феминность в своем стиле.

Есть ли люди, которые критикуют вашу работу?

— Если брать людей, не склонных к размышлению, то одобрения моей работы здесь и не может быть. Раньше я пыталась воевать с ними, что-то доказывать, а потом поняла, что, если человек не хочет слышать тебя, он и не услышит, можно хоть лоб себе об стену разбить, ничего не докажешь – поэтому, это просто пустая трата времени. Я понимаю, что у них есть готовая оценка «это плохо», а думать над тем, что происходит на самом деле, переступить через нее многие не хотят. У нас в стране перед людьми не встает такая потребность – в законах не предусмотрена толерантность и уважение к меньшинствам, а, значит, и повода переосмыслить эту негативную оценку тоже нет. Сейчас я понимаю, что не стоит осуждать за это — всем сложно отказываться от своих стереотипов, и без ярлыков просто понять и почувствовать другого человека.

Текст Деонизия Балде / Фото Евгения Петрова

Поделиться этой записью!

Похожие материалы

0 Комментариев

Leave a Comment

Войти с помощью: 

Ваш электронный адрес не будет опубликован

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.