Евгений Кубынин: «Это то, за что я ручаюсь»

Евгений Кубынин: «Это то, за что я ручаюсь»

          Евгений Кубынин – основатель и творческий вдохновитель музыкального проекта «Зимавсегда», ставшего за несколько лет родным для русского слушателя. Свежий и пронзительный голос Евгения пропитан особой энергетикой, истоками которой автор поделился с нашим изданием. Также, мы расскажем вам о последних новостях группы и о том, как Евгений относится к Тому Йорку.

Мои песни личные, но мне всегда кажется, что это какая-то калька, которую может на себя наложить любой человек. Она может ему пригодиться. Не скажу, что я пишу про себя, но это определенно личный опыт, метафизический. Ведь как ты можешь давать советы в той или иной ситуации, когда ты сам эту ситуацию не пережил и не знаешь ее изнутри, когда ты сам с этим не справился. Поэтому я не считаю, что плохо, когда песни личные. Я в них себя не восхваляю, а просто делюсь своим опытом. Это то, за что я ручаюсь. В музыку я вкладываю прежде всего энергию.

Я бросал музыку несколько раз. Ахматова очень хорошо говорила на этот счет: «после отчаяния приходит покой, а от надежды сходят с ума». И вот, когда ты отчаялся и бросил всё, то ты как будто освободился. У меня не раз такое было. У меня было это и с музыкой, и с вокалом. Я занимался вокалом три года, и, в конце концов, я просто намеренно это бросил, перестал заниматься и освободился. И стало больше получаться. Поэтому в этом нет ничего страшного. Ведь, если, несмотря ни на что, тянет чем-то заниматься, то все равно к этому вернешься. Когда ты бросаешь, отчаявшись, ты перестаешь придавать важность каким-то сопутствующим вещам, например, успеху или деньгам. Как только ты переключаешь внимание, опять открывается источник, то есть той энергии, которую ты тратил на творчество, становится больше. Как и в самом начале, когда люди пишут свою первую песню, для них само по себе написание – уже волшебство. Поэтому зачастую ранние песни у артистов такие классные. Это как наивность, бездумие. Они тратят энергию только на это. И в момент отчаяния происходит тоже самое. Фитцджеральд говорил: «только в такие моменты ты по-настоящему идёшь вперёд».

Мозг — это калькулятор. Он может обрабатывать, он может делать какие-то выводы, но он все равно работает в пределах логики, в пределах материального мира. Что касается творчества, то это всегда союз души и разума. Поэтому это материализация не мыслей, а скорее намерений и ощущений. Это метафизика. Работает то, во что веришь. Если ты веришь в то, что одна раса лучше другой, то это будет для тебя работать, потому что ты веришь в это. Ты же сам этой энергией себя и снабжаешь. Так все и работает. Если ты веришь в то, что мысли материализуются, то они и будут материализоваться.

Для меня каждый альбом переломный. Я пишу песни, и мне кажется, что я в своем стиле, что я абсолютно такой же как раньше. Но потом я отстраняюсь и вижу, насколько я изменился за это время. Но самоцели такой нет никогда, переламывать.

У меня нет никакой привязанности к локации, я бы с удовольствием переехал ещё не раз в своей жизни. Я считаю, что моя музыка для широкого круга слушателей. И дело тут не в локациях — просто хочется расти. Мне кажется, квинтэссенция этого города — это «Сплин». Мне кажется, «Зимавсегда» светлее, чем квинтэссенция петербургской лирики.

Сейчас у меня в плеере Maverick Sabre, Hozier.

Но чтобы переслушивать от начала и до конца альбом? Хм, кто-то был такой. Даже не вспомню сейчас. «Зимавсегда» кажется. Да. «Кажется важным».

Том Йорк классный.

Я играю на гитаре…и на себе. Все подумываю научиться на клавишах играть, хотя бы так же примитивно, как на гитаре. Мечта! Я не гитарист. Это просто, чтобы себе аккомпанировать. Я очень примитивно играю на гитаре. Неплохо, но примитивно.

Внутренний ребенок у меня слышен все более. Человек формируется в какой-то момент. И если человек отчаивается, ему кажется: вот, все, взрослая жизнь, скучная работа и т.д. То ребенок в нем словно умирает, он просто перестает его слушать и слышать. На самом деле этого ребенка можно услышать в любой момент. Мы формируемся, и когда достигаем определенного уровня осмысленности, то мы такими и остаемся, просто тело наше взрослеет и стареет. Внутри остаемся детьми. Спроси какого-нибудь старичка погонять в футбол, я думаю, он будет не против, просто он уже не может. Если кто-то считает необходимым атрибутом жизни отсутствие всего детского в себе, то ему можно только посочувствовать. Любому художнику без этого вообще никуда. Вот, посмотрите интервью с Полуниным, или что рассказывают о нем те, кто с ним работают. Он «ребенистее» любого ребенка.

Когда я пишу, мои мозги не работают, к счастью.

В контексте альбома всегда интересно сделать несколько вещей нехарактерных для себя, как-то порадовать людей, которые слушают тебя альбомами, а не знают только пару песен. Поэтому я решил, что было бы неплохо разбавить альбом такой песней (про песню «В джазе слишком много нот»).

В декабре выходит мини-альбом «Вокруг солнца», а потом, наверно, будем писать полноценную пластинку. В «Вокруг солнца» будут те песни, которые не вошли в «Кажется важным» и вряд ли войдут в следующий. Поэтому я решил, нельзя их оставлять и хранить на задворках. Стоит их издать. Я их тоже люблю какой-то особенной любовью.

Самая крутая концертная новость — это то, что я поеду в акустический тур в поддержку «Вокруг солнца». Там будет Екатеринбург, Омск, Челябинск, Тюмень, Новосибирск, Томск, и потом я сыграю в Петербурге. И, может быть, сыграю ещё и в Москве.

Перед выходом последнего альбома был перерыв в три года. Был очень смутный период в голове. Но все так и должно было быть.

Если работаешь в студии, устаешь от музыки, звука. Просто ничего не слушать тоже очень приятно. Зато на фоне такой усталости, тишина звучит почти как музыка. Тишина, лежа в темноте, — самый лучший отдых.

Сейчас у меня такой состав музыкантов, что в нем не хочется ничего менять. Они профессионалы, и им не надо ничего рассказывать. Мы с ними только играем концерты. Общаемся редко. У них много работы. Мой коллектив — это жена, дочь и мой директор Ярослава. Вот и весь мой коллектив. Но нужно понимать, что у меня не группа. Коллективного творчества нет. Я автономен. Я могу писать песню от и до. Разве что сводить не умею. Ну, если бы я ещё и сводил, и записывал, то мне кажется, я приглашал бы кого-нибудь, чтобы было с кем поговорить.

Текст: Василий Филипкин

Поделиться этой записью!

Похожие материалы

3 комментария

  1. Виктория
    1 год ago Reply

    Музыка Зимавсегда всегда была очень простой, но эта очень трогательная простота!! Спасибо Женя что ты пишешь такие прекрасные стихи!

  2. Лида
    1 год ago Reply

    Чето Женя грустный какой-то на фотках

  3. Евгения
    10 месяцев ago Reply

    Мне голос не нравится у них.

Leave a Comment

Войти с помощью: 

Ваш электронный адрес не будет опубликован