Музеи в современном мире

Музеи в современном мире

By Апр 12, 2018 0 комментариев

Еще осенью прошлого года в Санкт-Петербурге прошел фестиваль «Современное искусство в традиционном музее». Художники из семи стран представили 12 выставочных проектов в восьми музеях Петроградской стороны, которые не пользуются такой популярностью, как Эрмитаж или Русский музей. 

Их работы были посвящены общей теме фестиваля — «Факты и вымыслы». Этот проект удачно совпал с фестивалем «Неделя института «Стрелка», где выступил Трой Террьен, куратор по инновациям музея Гуггенхайм (Нью-Йорк), и рассказал о возможностях, угрозах и роли музеев в цифровом мире. Попробуем вместе с ними ответить на вопрос: 

Для чего нужны музеи в современном мире? 

Традиционно музей — это место обобщения коллективного опыта человечества в культуре, искусстве или другой дисциплине. Так люди осознают действительность, сравнивают прошлое и будущее, находят важные параллели и смыслы. Когда ребенок маленький, родители, бабушки-дедушки часто затаскивают его по музеям: «смотри, учись, пойми весь смысл мира за эти полтора часа в душном, тесном зале, малыш». Став взрослым, мы приходим в музей и оцениваем его с высоты своего опыта, вспоминая впечатления детства. 

Однако в мире XXI века музеи перестают быть непререкаемой истиной: благодаря науке и технологиям, новым находкам, раскопкам, мумии, лежащие в музеях, оказываются другого пола и возраста, Пирамиды оказываются старше, чем думали о них люди. В последние годы были найдены более древние памятники, меняется сама история. Теперь человечество может изучать население планеты не по черепкам и останкам, а через тесты ДНК, отслеживать путь движения предков много миллионов лет назад по глубоким анализам мировых ледников и впадин. Появляются новые точки зрения на происхождение людей, их образ жизни и этапы развития, стали возможными исследования найденных пещер, памятников древности на новых молекулярных уровнях. Меняется мир, и музей больше не является островком единственного авторитетного знания, мы больше не понимаем, что будет в будущем, потому что меняется даже то, что было в прошлом. 

Что нас ждет – темная эпоха или возрождение? 

Именно в поисках новых смыслов в музеи приходят элементы современности —  восемь музеев Санкт-Петербурга приняли на своих площадках современных художников неслучайно. В Музее сновидений Зигмунда Фрейда с помощью специальной стеклянной рамки анимированные фигуры и объекты разыгрывали спектакли на поверхности музейных экспонатов – вот он, метод свободных ассоциаций Зигмунда Фрейда в действии. В инсталляции в Музее-квартиры Елизаровых, художник Варвара Шаврова через историю своей семьи, представленной в виде реального тканного полотна, рассказала историю Европы ХХ века: войны, бедность, глобальные миграции, проблемы беженцев, перераспределение власти и возникновение нового миропорядка, сломанные судьбы целых поколений. Такие метафоры дают посетителям шанс на новое понимание мира, осмысление его через то, что еще недавно было жизнью их предков. 

Нововведение многих музеев – появление должности «куратора по инновациям». Это тот современный человек, который протягивает нить между музеем и современными людьми. 

«5-6 лет назад музеи Нью-Йорка столкнулись с тем, что мир изменился, он сал информационным. Газеты и СМИ этот период прошли, стали цифровыми. В музеях появились люди с опытом цифровых практик, у музеев появились аккаунты в социальных сетях – кураторы стали помогать музеям понять изменения в культуре, рассказывали, как измениться. Музеи теперь должны обращать внимание на важные события, которые происходят в обществе, реагировать на них, инициировать онлайн дискуссии мысли», — говорит Трой Террьен.

Будут ли люди ходить в музеи физически?

Музей – это платформа, где создаются общественные смыслы, он создается с некоммерческой целью, здесь не зарабатывают деньги. Это площадка между наукой и СМИ, которая помогает понимать культуру, и здесь можно и нужно использовать современные технологии. Музеи могут выглядеть не как раньше, но останутся выставки, мероприятия, просто некоторые из них перейдут в онлайн поле, а какая-то часть останется в офлайн – люди не перестают напрямую общаться с живой природой, лесом и речкой, потому что появились современные технологии. 

«Музей – это место, где мы собираем по крупицам предметы творчества и созидания именно тех людей, которых можно назвать архитекторами нашей жизни. Поэтому история – это баланс между смелыми людьми и бюрократами, привычной системой построения жизни и чем-то новым и нестандартным», — считает Трой Террьен.

Мы собрали мнения представителей музеев-участников проекта «Современное искусство в традиционном музее», научных сотрудников других музеев и pr-специалистов в области искусства.

Каким вы видите будущее традиционных музеев, куда и как они должны двигаться в своем развитии, чтобы в них продолжали ходить?

Татьяна Кудрявцева, научный сотрудник Государственного музея истории Санкт-Петербурга:

Думаю, современные музеи должны относиться к себе как бизнесу. Если мы хотим, чтобы посетители приходили в музеи сами, приводили детей, друзей и коллег, то в первую очередь необходимо наладить музейный маркетинг: использовать все доступные PR-инструменты, искать спонсоров и партнеров и постоянно работать с ними, привлекать подрядчиков с современными взглядами на дизайн и устройство музейных пространств, привлекать креативные агентства.

В реалиях сегодняшнего дня допустимо сравнить традиционный музей с торговым центром – это место, где любой человек, независимо от социального статуса, проводит свободное время. Так вот как торговый центр может быть всего лишь рынком на окраине города, так и музей может быть всего лишь «совдеповским» музеем, как бы грубо это ни звучало. Время, когда коллекция музея была важнее, чем пространство музея, проходит. Люди будут относиться к музею как к сервису и будут оценивать качество услуг. Если посетитель не хочет сделать сэлфи у вас в музее и похвастаться геотегом, значит у вас плохое качество услуг, а это значит, что вы плохой музей, музей без будущего.

Как и бизнес, музеи должны выстраивать коммуникации с общественностью. На днях социальной сети «В Контакте» исполнилось 11 лет, а музеев там нет до сих пор. Практически нет музеев, которые работали бы в социальных сетях в рамках разработанной, продуманной концепции. Чаще всего это хаотическое выкладывание объявлений и плохого качества фотографий. Но здесь проблема гораздо глубже: зачастую у музеев нет специалиста, отвечающего за PR. Если у музея не будет PR, то люди не будут приходить, просто потому что они могут вообще не знать об этом месте.

Екатерина Синцова, научный сотрудник Музея Сновидений З. Фрейда:

Каждое музейное пространство вырабатывает свой вектор развития. На мой взгляд, этих векторов должно быть как можно больше, чтобы охватить самые разные интересы и слои публики. К счастью, все больше крупных музеев сегодня —  это не только архивные пространства памяти, искусства и времени, но и исследовательские центры, которые ведут активную просветительскую деятельность – публичные лекции, мастер-классы, синематеки, кинофестивали, библиотеки, книги и прочее. Главное, чтобы у публики было желание приходить, слушать и смотреть! Мне также представляется крайне важным наличие программ и кружков для детей – ведь формировать культуру посещения музея надо с детского возраста. 

Чтобы музей оставался живым, необходим диалог старого и нового, и здесь, конечно, огромное поле возможностей. Я искренне считаю, что современное искусство (грамотно выбранное и концептуально продуманное) необходимо помещать рядом со старым, хотя бы периодически.  Отношение к современному искусству в нашей стране сложное, по правде говоря, зачастую его не понимают и не принимают, но невозможно быть современным человеком, не зная современного искусства. Невозможно все время смотреть назад и делать выставки на материалах прошлого. Как говорила Алиса в Стране чудес, чтобы оставаться на месте, нужно быстро бежать. Поэтому мне бы хотелось, чтобы было  больше проектов, обращенных к сегодняшнему дню, которые бы говорили языком и пластикой нынешнего дня. Необходимо образовывать людей в этой области – рассказывать, показывать, пояснять, и тогда, возможно, мы будем реже слышать требования о закрытии тех или иных выставок. К сожалению, у нас практически не осталось экспертных журналов по искусству, которые бы помогли рассказать о современной эстетике, надеюсь, что с годами и количество профессиональных кураторов, и специальной литературы будет соответствовать «культурной столице».

Кристина Малая, научный сотрудник Санкт-Петербургского Музея театрального и музыкального искусства:  (интервью с Кристиной)

Будущее любых музеев я связываю с большим развитием как раз человеческих, а не технологических ресурсов. Сейчас нет проблемы в том, чтобы сделать красивую 3d панораму для сети, внедрить в экспозицию мультимедийные элементы — и это замечательно! Сложность всегда в том, чтобы суметь стать интересными для посетителей в офлайне — увлечь их настолько, чтобы им захотелось выбрать в перенасыщенной развлечениями и информацией жизни именно поход в музей, а не ограничиться все той же 3D-прогулкой по сайту.

Поскольку наш музей рассказывает об истории театра, то перед нами стояла сложная задача: с одной стороны сохранить историческую аутентичность, а с другой сделать экспозицию современной, живой и адаптированной под восприятие и привычки людей 21 века. У нас много мультимедийных touch-панелей, задекорированных под экспонаты минувших эпох, с дополнительными материалами и информацией, в интерьер каждого зала вписаны видео-экраны, на которых, при желании, можно увидеть редкие кадры на интересующие посетителей темы. Так же полностью мультимедийным сделан балетный класс, реагирующий на движения и вес посетителей. В нем за зеркальными стенами скрыты видео-панели, на которых появляются видающие русских танцоры и хореографы, готовые дать мастер-класс гостям, решившим попробовать себя в качестве студентов Академии русского балета.

Полина Бондарева, основатель школы Masters 

Главный тренд в развитии культурной индустрии, и музейного дела в частности – это технический прогресс. Музеи активно оснащаются инновационными и компьютерными технологиями, которые открывают для них новые возможности – как с точки зрения сохранения коллекций, так и при взаимодействии со зрителем. На Западе открывается много частных тематических музейных проектов, которые привлекают большое внимание публики своим интерактивным контентом. Например, музей братьев Гримм  в Касселе, который, в буквальном смысле слова, погружает своих посетителей в мир великих сказочников.

Государственные музеи в России также  поддерживают тренд на создание мультимедийного контента и интерактивных программ по работе с посетителями. Этой осенью Эрмитаж запустил 3D-экскурсии с Константином Хабенским, а также большую лекционную программу. Но в тоже самое время, надо отметить, что очереди в государственные музеи на избранные выставки являются показателем высокого интереса, и здесь явно на передний план выходят не технологические инновации, а имена художников.

Сегодня пространства музеев представляют собой не только выставочные залы, но и площадки для поп-ап перфомансов и театральных действий. Так например, залы Мультимедия Арт Музея служат сценой для представлений режиссера Роберта Лепажа «Ночь в библиотеке», где вам выдают специальное оборудование — очки и наушники, предоставляя возможность поучаствовать в виртуальной экскурсии-путешествии по ведущих библиотекам мира. Все это проходит в рамках театрального фестиваля «Территория» и привлекает абсолютно разную аудиторию. На «сеанс» приходят как молодые люди, так и зрелая публика пенсионного возраста. Все уходят в одинаковом очаровании от увиденного, несмотря на возраст и новый формат.

Яна Зяблина, PR директор агентства PAPA MARKETING:

Я смею надеятся, что традиционные музеи – это, прежде всего, хранилища классического искусства и культурного наследия, и они привлекают внимание своим содержанием, нежели формой подачи. Хотя, конечно, использование технологий имеет большое знание и заметно расширяют горизонты возможностей. 

Сегодня особое знание имеет менеджмент – именно он должен, в первую очередь, идти в ногу со временем. Возможность купить электронные билеты в три клика, онлайн доступ к медиатекам, грамотно и эффективно сформироваанное информационное поле в социальных сетях – это то, где стоит сосредоточить свои усилия административным командам музеев и что совершенно точно влияет на трафик. Много было разговоров об очередях в тот или иной музей, но мало кто говорит о том, что очереди – это не только живой интерес, но и слабая пропускная способность билетно-кассовой структуры.

У меня такое ощущение, что технологии сосредоточены исключительно на задаче поймать внимание, особенно детей, которые рождены в эпоху очень высокой информационной конкурентности. Есть мнение, что такой подход “зацепить и потом углубить” упрощает высокое искусство, но цель оправдывает средства. 

Текст Рада Ярушкина\ Анимация Hayden Zezula 

Поделиться этой записью!

Похожие материалы

0 Комментариев

Leave a Comment

Войти с помощью: 

Ваш электронный адрес не будет опубликован