Symphocat: «Музыка всегда со мной»

Илья Пучеглазов родился в Ростове-на-Дону. Он основатель музыкального лейбла Simphonic Silence Inside (SSI), музыкант, куратор и звукорежиссёр. На официальной страничке в соц.сети Илья пишет о музыкальном творчестве своего сольного медиативного ambient проекта Symphocat: «Проект берёт своё начало ещё в 2005 году, правда, стоит отметить, что за эти годы я испытывал много стилистических влияний от дип-хауса до даб-техно, двигаясь с общим ритмом андерграунд течений. Позже, направив свой взор в сторону медитативного эмбиента, темной экспериментальной и дроун музыки, я сфокусировал свое видение на живых выступлениях и часовых альбомах (Aura Collages, Sleep Therapy, Imental Music Tape, Draumur), которые также можно найти в моем лейбле».

«Я не создаю музыку, которая понравится всем, но соприкоснувшись, она наполнит каждого»

- Илья, расскажи про ambient. Что это за музыка?

- Мне кажется, я всю жизнь иду к ней и до сих пор не понимаю, что это за жанр. Одно я знаю точно: мне очень в ней комфортно. Звучание можно совместить с понятием внутренней музыки, и именно это меня захватывает. Ambient – очень молодой жанр (1970-1980), и эксперименты в нем были всегда, но лишь сейчас эта музыка начинает занимать истинную нишу в нашей жизни. Существует много разных сочетаний и поджанров, и неподготовленному слушателю кажется, что все звучит одинаково, но окрас у каждого оттенка совершенно разный.

 

- Можно ли назвать эту музыку фоновой?

- Думаю, это саундтреки для жизни. Я стремлюсь играть на выступлениях тихо, чтобы люди прислушивались, и это тихое исполнение — главная для меня часть ambient-музыки, когда воспринимаешь общее пространство, его звук, как единое целое. Если говорить о ритмичной музыке, то она входит в пространство «рывками», импульсами, а ambient плавно стелется и растекается по пространству, огибая и заполняя каждый его изгиб.

 

- За всё время творчества ты испытал много стилистических влияний от deep house до dub techno. Создавая проекты, ты разделяешь эту музыку по жанрам?

- Систематизация и разделение музыкальных проектов по жанрам – это и есть систематизация жизни. Так я могу понимать, под какой жанр и проект создаётся музыка. Какой она будет иметь выплеск, и какими пойдет путями.

 

- Почему ты всё-таки предпочитаешь работать не с одним жанром? Это желание все и везде успеть?

- Мне сложно быть в чем-то одном или монотонном, я хочу всё пробовать и развиваться как любой творческий человек. Однако, внимательно сфокусироваться на чем-то одном – это правильно, так как в итоге получаешь результат, получаешь возможность быть услышанным. Курирование лейбла SSI, поиск музыкантов, отбор альбомов дает представление о современных тенденциях.

- Можно сказать, ты раздваиваешься?

- Да, именно так и есть. Одна часть меня пишет и исполняет музыку, другая организовывает мероприятия и аудио-визуальные фестивали, выступает промоутером, приглашает локальных и иностранных музыкантов к сотрудничеству, собирает и выпускает музыкальные альбомы других музыкантов. Это два параллельных человека, но они на одной волне.

 

- Ты ищешь музыкантов для лейбла и издания, или они сами тебя находят?

- По-разному, нет четкой пошаговой стратегии, при которой ты точно получишь результат. Имею в виду, конечно, творчество. Самое главное — то, что лейбл своей деятельностью привлекает большое количество творческих людей, дает повод для развития. Важно сказать, что в этом году ему исполняется уже 10 лет, чему я с трудом верю.

 

- Есть ли какой-то отборочный тур для издания на лейбле?

- Ты, наверное, имеешь в виду, как происходит сам процесс по поиску и утверждению. Человек присылает несколько композиций, я прослушиваю, и, например, чувствую, что эта музыка подходит для лейбла по стилистике и звучанию. Далее, если музыкант готов подождать очередь на издание, которая порой достигает 6-7 месяцев, то мы начинаем сотрудничать. Если нет, или что-то не сходится, я стараюсь предложить иные варианты для реализации. Музыкальный лейбл — это субкультурное объединение, которое дает музыканту пройти путь от создания композиции, альбома до его представления общественности: сейчас лейбл находится не только в соц.сетях, альбомы доступны для прослушивания и покупки в iTunes, Google Music, Spotify, Beatport.

- Вернемся к проекту Symphocat. Каковы критерии твоей музыки? 

- О, это целая философия, это процесс постоянного рисования картины, серии картин, создание эфемерной выставки. Человек, который слушает музыку, не всегда может понять, что я чувствовал, и нужно ли это ему. Я не стремлюсь специально закладывать определённые эмоции в музыку, но иногда они считываются многими слушателями синхронно. Мне кажется, у каждого из нас есть способность восприятия этого мира на более грубом или более чутком, тонком уровне, и как раз Symphocat — это состояние возвышенного связующего звена.

 

- Ты представляешь, кто слушает твою музыку?

- Если говорить о статистике, то я могу ее посмотреть. Вижу, что это моё поколение, 23-32 года, но, мне кажется, не стоит ставить границ, дело в личном восприятии. Я чувствую, что у многих людей в жизни наступает период, когда они приходят к ambient. Возможно, духовный рост толкает нас к восприятию тонкой музыки, когда мы слушаем не для того, чтобы слушать, а для того, чтобы слышать.

 

- Что особенного в проекте Indeepend?

- Это достаточно молодой techno проект, возникший в 2013 году. В последнее время techno музыка набрала влияние, моду и интерес в нашей стране, и это моя сторона сопричастия процессу со своим ритмично-гипнотическим взглядом.

- Ты сказал, что techno музыка стала модной, получается, ты делаешь то, что хотят услышать в массах?

- И да, и нет, но с Indeepend я бы хотел делать именно так. Techno сейчас захватывает большее количество молодых ищущих душ, и масштабные фестивали танцевальной музыки — лучшее тому подтверждение. А раз я в них принимаю участие, я должен соответствовать общему потоку. Сейчас как раз готовлю аудио-видео выступление от Indeepend — помимо музыканта на сцене есть виджей, который визуализирует свои идеи и концепции согласно твоей музыке. Создается видео-спектакль под techno.

 

- Жанры, в которых ты работаешь, подразумевают вокальное сопровождение?

У меня раньше была собственная группа с вокалом. И сейчас у меня есть композиции, где присутствует женский голос, мужской: в моей музыке он является одним из инструментов, не на ведущих ролях. Однако, если выходить на более широкую аудиторию, то это правильная дорога для развития: песня, и текст в ней — лучший способ объясниться со многими. Нужно говорить на одном языке с широким слушателем. Мне, как музыканту, важен отзыв, обратная связь, хочется входить в контакт и чувствовать отдачу, обратную волну. В последние годы благодарен своим слушателям за невероятно трогательные отзывы.

 

- Где ты предпочитаешь играть музыку?

Раньше выступления проходили в клубах, сейчас они плавно переместились в арт-пространства, лофты, библиотеки, театры и даже церкви. Возможно, это связано с тем, что последние 7-8 лет я вообще не употребляю алкоголь, соответственно вся тема баров меня напрягает и гнетет: многие люди зачастую приходят не за музыкой, а просто расслабиться, у них срывает крышу, они находятся в полнейшем диссонансе с пространством и выступающим. А ведь важно, чтобы исполнитель не чувствовал себя непринятым, чтобы он мог полностью музыкально раскрыться перед аудиторией — от этого выигрывают все.

 

Текст Евгения Васильчук / Фото из личного архива артиста