Архитектурное бюро «Борщ» и Ко

Пришло время серьезно поговорить об образовательных проектах – а в том, что связано с детьми, нельзя по-другому. В нашем городе уже несколько лет успешно функционирует Архитектурное бюро с ярким названием «Борщ».

Его создатели подходят к проектированию с образовательно-просветительской стороны и ставят целью расширение границ понимания архитектуры и искусств. На базе бюро создано Общество Юных Архитекторов – образовательная программа, в рамках которой дети учатся зодчеству и прикладным наукам с 5 лет. И, наконец, Архитектурная Дача – архитектурный летний лагерь для детей. За всем этим стоит одна команда, и на вопросы вызвалась отвечать Александра Епешина, со-основательница проектов, рассказавшая изданию про то, как нежелание работать в классическом бюро выросло в создание полноценной образовательной программы.

 

— Давайте начнем с «Борща». Какова идея бюро? Как оно появилось?

— Мы с Алисой Марковой (со-основательница проекта – прим.ред.) закончили архитектурный факультет СПбГАСУ, после чего Алиса работала в архитектурных мастерских и вела частную практику, а я училась в магистратуре в Академии Изящных Искусств Сан-Франциско и знакомилась с аналитическим подходом к архитектуре. Нас объединяло то, что мы себя не видели в классическом российском архитектурном бюро с 10 до 18 каждый день, и то, что мы не воспринимали архитектуру отдельно от других областей жизни и науки. Изначально мы даже не рассматривали открытие очередного архитектурного бюро, но решили взять бюро за основу и наполнять его новым содержанием и значимостью для города – так и появился «Борщ».

 

— Цель, которую ставит перед собой бюро — расширить границы понимания архитектуры и искусств. Что вам самим помогло достичь этой цели?

— Расширение границ — это постоянное увеличение угла обзора возможностей, взаимосвязей и понятий. Мы сами постоянно к этому стремимся- путешествуем, экспериментируем, читаем, наблюдаем и слушаем. 

— На вашем сайте сказано, что вам интересны исследования в смежных с архитектурой областях. Расскажите поподробнее, какие исследования вы уже проводили, какие именно области вас интересуют и чем?

— На мой взгляд, архитектура формируется на пересечении других наук и дисциплин. Особенно интересно взаимодействие с урбанистикой, экологией, историей, философией математикой, социологией и с психологией.Сейчас наше бюро работает над проектами на стыке архитектуры, дизайна, плотничного дела, образования и детской психологии.Среди других интересных междисциплинарных проектов запомнилось исследование Санкт-Петербурга и создание собственного графического языка.

 

— Почему «Борщ» — это не просто мастерская, при чем здесь образование и просвещение? 

— Мы все время думали о том, чего в городе не хватает, чем нам было бы интересно заниматься и что бы способствовало формированию новой современной городской среды. Также, мы думали об общих консервативных тенденциях в российской системе образования, об иерархии, закрытости и жесткости. Мы понимали, что занятия архитектурой могут быть про другое- про свободу, игру, исследование и разработку, про ремесло, удивление и созидание одновременно. И когда к нашей команде присоединилась Алина Котлячкова с опытом работы в культурных программах в Институте Стрелка и в Британском Совете, мы смогли за год разработать образовательную программу для детей и сформулировать основные идеи нашего образовательно-просветительского проекта.

 

 

— Уточню: значит, вы все разработали сами? Или у вас были примеры подобных реализованных проектов перед глазами?

— Мы действовали вслепую, так как не видели подобных аналогов, на которые могли бы ориентироваться. Мы начали проводить бесплатные разовые мастер-классы в Этажах и на других культурных площадках Петербурга, и количество желающих стало очень быстро увеличиваться с каждым занятием. Когда на каждое занятие стало записываться 40 человек, вместо положенных 15, стало понятно, что пора открывать школу.

— Получается, из-за того, что вы были первые, ваша ответственность увеличилась многократно! Как пришло понимание, каким именно образом следует работать с детьми в обществе юных архитекторов?

 — Путем экспериментов мы для себя сформировали некоторые принципы, на которых строится образовательный процесс в Обществе Юных Архитекторов. Среди них занятия в форме творческих экспериментов (за фантазией участников сразу следует созидание, за идеей – реализация), отсутствие осуждения и резкой критики, осознанное отношение к использованию разных материалов, в том числе и переработанных, объяснение теории в форме диалога или наглядных фото, на практике — создание объемных макетов. Каждый проект направлен на развитие логики, критического, пространственного и творческого мышления, и в нем присутствуют элементы игры. К сожалению, многие архитектурные бюро при проектировании реальных объектов даже сегодня не уделяют достаточно внимания экологии и анализу окружающей среду, а мы считаем, что развитие внимания к данным аспектам является важной частью учебного процесса.

 

— Какие особенности преподавательского состава необходимы для правильной работы общества? Возникают ли проблемы с их поиском?

— Преподаватели одновременно должны совмещать в себе несколько функций – быть единомышленниками, архитекторами и хорошими педагогами. Конечно, одна из самых сложных задач– это их найти, но, к счастью, такие люди встречаются. Мы их очень ценим.

 

— Перейдем к архитектурной Даче. Почему именно формат детского лагеря? Как зародилась эта идея? 

— Мы придумали Архитектурную Дачу, когда поняли, что нам самим важно проводить время на природе, чувствовать себя свободно, двигаться вперед, окружать себя единомышленниками и при этом продолжать заниматься архитектурой. Несмотря на то, что в школьном возрасте мы с Алисой серьезно занимались спортом и много бывали в лагерях, в итоге, для нашего проекта мы придумали совсем новый формат. Это летний отдых и образовательный лагерь фестивального типа, где родители по-новому взаимодействуют со своими детьми, у детей появляется возможность поработать в команде с профессионалами, а архитекторы и другие молодые специалисты открывают для себя новые перспективы через неожиданные проекты.Все вместе они формируют свободную и осознанную творческую среду.

— Естьли смысл ехать в лагерь родителям? Что они делают, чем для них может быть полезна эта поездка?

— Следует учитывать, что на Архитектурную Дачу дети могут приехать только с родителями. Взрослые могут принимать участие во всех мероприятиях на Даче по желанию, ведь все проходит в фестивальной форме. В то время, как дети участвуют в строительстве архитектурных объектов с архитекторами и плотниками, родители могут просто отдохнуть, заняться живописью на пленэре, поучаствовать в мастер-классе по предметному дизайну или присоединиться к своим детям на стройке. 

 

— Меняются ли дети после нескольких смен? Что вы до них хотите донести и какую часть информации они способны впитать при условиях свежего воздуха и каникул?

— Все занятия и строительство объекта на Даче проходят в игровой форме, и дети даже не замечают, как приобретают новые навыки и знания. Про каждый новый объект придумывается история, и детям еще интереснее его строить. Например, когда мы строили маяк, параллельно дети придумывали сюжет, снимались в фильме и рисовали мультик о потерявшемся корабле. В последний день маяк был достроен, на нем зажгли фонарь, мультфильм был смонтирован и кораблик нашел дорогу домой. Дети настолько увлеклись историей и были поражены результатом своей работы, что даже не заметили, как научились делать эскизы, работать электрорубанком, шкурить доски, рисовать движущиеся предметы для мультфильма и многое другое. При этом ребенок в любое время мог участвовать, в чем хотел. 

 

— Вы делаете по-настоящему достойное дело! А как вы думаете, стали ли у нас в обществе более мудро подходить к воспитанию детей? С чем это может быть связано? 

— Подход к воспитанию и образованию детей меняется вместе с изменениями в политической и культурной сферах жизни. Особенно изменения заметны в больших городах, где постепенно стираются стереотипы советского и постсоветского образования, воспитания с жесткой дисциплиной и разделением понятий на “черное” и “белое”. Среди молодых родителей прослеживается альтернативный западный подход к воспитанию, где взрослые прислушиваются к желаниям ребенка, дают возможность ребенку раскрыться и найти себя, приучают к самостоятельности с ранних лет.

Текст Деонизия Балде / Фото из личного архива проекта