Сергей Мисенко

Сергей Мисенко

Текст: Деонизия Балде / Фото: Юлия Равковская и из личного архива Сергея

Сергей Мисенко

Редакция MOONCAKE встретилась с фотографом Сергеем Мисенко, чтобы поподробнее узнать, как проходят его съемки и какие качества позволяют ему добиваться снимков такого уровня.

Сергей, в интернете о вас нет практически никакой информации. С чем это связано?

Не вижу в этом большого смысла, хотя, кстати, у меня было пару появлений на телике. Обычно это происходит так – включается камера, выключается мозг.

Получается, вы не очень «медийная» персона? Но вы развиваетесь, хотите попробовать?

Я понял, что нужно это делать время от времени, для опыта, хоть и приходится из себя вытаскивать слова почти силой. Выступал на LIFE PICNIC (мероприятие прошедшее на Елагином острове, 6-7 августа – прим. ред.), готовился и удивительно – ты занимаешься студийной съемкой, а от тебя хотят лекцию про спортивные селфи. Ну, можно и так, раз хотят.

 

фото Сергея Мисенко

 

Как вы работаете? Как проходят ваши съемки?

Сначала командой, по своим личным предпочтениям либо по заказу агентства или журнала, выбираем героя, изучаем его, затем продумываем механику формирования нужного образа и проводим съемку. Сейчас фотография часто становится всего лишь инфоповодом, чем-то минутным. Мой интерес — сделать что-то не то что бы вечное, но отражающее определенный отрезок жизни человека. У любого профессионала, как и у великих художников, в деятельности есть периоды. Мне хочется делать изображения, которые будут характеризовать моего героя именно в этот период.

В это же время такие фотографии будут отображать и вас в этот период?

Да, у меня тоже меняются интересы. Сейчас в портретной фотографии меня больше всего интересует исследование субкультур в широком смысле и люди, формирующие какие-то комьюнити и являющиеся яркими представителями своего рода деятельности.

А кого вы задействуете?

Как правило героев из сфер, которые являются культурным лицом Петербурга. У нас есть балет, есть театр, дизайн одежды и вещей, есть представители так называемого фанки-бизнеса. Это ребята, которые строят рестораны, барбершопы, галереи, концепт сторы, фотостудии – такой бизнес частично творческой направленности. Плюс пока я работал руководителем фотостудии интернет-магазина «220 Вольт», мне стали очень близки темы, связанные с электроинструментами, крафтингом и ручным трудом. Например, мы познакомились с коворкингом «Класс труда» — ребята молодцы, построили очень интересное рабочее пространство и создают там прекрасные вещи.

 

фото Сергей Мисенко

 

Вы учились прикладной математике, но у вас такой широкий спектр творческих интересов! Как вы стали фотографом?

Изначально есть люди технического склада ума, есть гуманитарного, а мне досталось пополам. Я вполне комфортно чувствовал себя и там, и там. Во время учебы в классической гимназии у меня было больше интереса к театру и лингвистике, но высшее образование я пошел получать как инженер-программист.

Я четко для себя делю фотографов на художников и на физиков. У меня есть достаточно интересных знакомых фотографов-художников, выпускников Мухи или академии Репина. Они делают хорошие, необычные работы, но мне всегда был ближе структурированный подход к фотографии, даже, в какой-то степени, аналитический.

То есть, математическое образование вам пригодилось с точки зрения того, что оно позволяет все разложить по полочкам?

Да, это дисциплина, умение вести проект, способность рассмотреть задачу с разных сторон. Интуитивные ребята, которые хорошо снимают по наитию, видимо, ближе к понятию таланта или гения – они создают какой-то продукт, который зачастую не могут потом объяснить. У них слишком спонтанный творческий процесс! Последние несколько лет мне все чаще приходится выступать не столько в роли фотографа, сколько в роли менеджера, арт-директора, и распределять задачи между другими фотографами. С этой позиции меня точно больше интересуют люди с предсказуемым результатом.

 

 

У вас была выставка еще в 2007 году — до того, как вы закончили университет. К 20 годам, наверное, сложно добиться мастерства, основанного на опыте. Значит, не обошлось без интуиции, чистого творчества?

Безусловно. Но нужно понимать, что есть фотографы, у которых интуиция помножена на интуицию, а есть те, у кого интуиция помножена на планирование, подготовку и проектную работу. В 2007 у меня была большая серия интерьерных портретов. В галерее «Фотодепартамент» нашелся куратор, который проанализировал со мной линию проекта, почистил серию, и из того, что осталось, мы сделали готовую выставку – очень интересный для меня опыт.

Фотография для вас начиналась как хобби? Не думали, что это потом превратится в профессию?

Время такое – появилось много новых профессий, связанных с интернетом и новыми технологиями, которым никто никогда не учил, однако успевших уже получить своих ярких хорошо оплачиваемых специалистов. Жизнь и современные технологии предоставляют возможность реализоваться в новых сферах. Коммерческая фотография существовала и 10 лет назад, но сейчас, с развитием техники, интернет-медиа, интернет-магазинов, она приобрела совсем другое лицо, и специалисты в этой области берутся либо из смежных профессий, либо буквально из ниоткуда.

Есть такой аспект — на фотографов даже учат в ВУЗах, но не все становятся востребованными фотографами, в отличие от вас. В чем ваша особенность?

Давайте попробуем разобраться. Во-первых, у каждого осознанного фотографа есть свое видение. Во-вторых, помимо общего видения есть «сюжетная» линия. Если я снимаю портреты десяти разным девушкам, то в них все равно будет просматриваться какая-то общая красная нить. Это происходит, потому что в каждом человеке в рамках одного проекта меня интересует примерно один набор качеств, если не стоит другой задачи. По какому принципу нужно выбирать себе фотографа? Смотришь на его последние 10 съемок — скорее всего, можно будет выделить какого-то персонажа, как в литературе. Архетип. Этим фотографы, в том числе и я, между собой различаются. В женской съемке меня интересует монументальность, отсылки к классической, античной культуре, скульптуре, пластике, танцу, занятию йогой, спортом. Внутреннее равновесие. И если поставить 20 моих женских портретов в ряд, это будет видно. Также, с начала этого года я начал много снимать мужчин. В мужских съемках я не люблю элемент самолюбования и стараюсь его сводить к минимуму – и, если поставить эти мужские портреты в ряд, там тоже будет видна определенная линия и мое отношение. В целом, такой подход — показатель зрелости фотографа, его нацеленности на проектную работу.

 

фотография Юлия Равковская

 

Правильно ли я поняла, что, фотографируя, вы, помимо самого человека, показываете еще и себя через него?

Скорее, свое отношение.

Вы сказали, что хотите в мужских портретах убрать элемент самолюбования. А в женских его можно оставить?

В женских другая психология – в образе женщины для меня важно культивировать внутреннюю независимость. Плюс, моя героиня должна быть красивой, а красивой она становится в тот момент, когда сама себе нравится. Это не называется словом «самолюбование», это в большей степени проживание чувства гармонии. Именно то состояние, когда девушка находится в равновесии с собой, сосредоточена на своих ощущениях, и ее не отвлекают внешние раздражители, внешний мир – достижение этой гармонии и является основой моей работы с женщиной.

Нужно ли вам что-то знать про человека, которого вы будете снимать или достаточно того, как он выглядит?

Иногда ошибочно кажется, что достаточно. Допустим, если это какой-то совсем незнакомый человек, которого я не мог физически увидеть до этого, и встретимся мы только на съемке, то есть смысл посмотреть его видео с голосом. Потому что могут быть сюрпризы, например, бывает, что я выстраиваю линию персонажа у своего героя, а получается так, что не заходит — у человека настолько сильный свой собственный образ, что, пытаясь перестроиться, он теряет яркость. Естественно, в этом случае нужно быстро ориентироваться и действовать по обстоятельствам — менять концепцию. К такому стоит подготовиться – посмотреть видеозаписи и придумать план действий, если изначально задуманная линия не подойдет.

Получается, нужно гибкость проявить. А случаются ситуации, когда вы отказываетесь?

Отказываюсь, потому что это не мой персонаж? Нет, наоборот, интересно столкнуться с чем-то новым. Как раз в таком стрессе приходят новые идеи, новые форматы. В этом и состоит рост — ты либо справляешься с этой ситуацией, либо нет. Если не справляешься, то потом неделю думаешь об этом, находишь новые для себя решения.

 

 

Вопрос из любопытства – вы можете сделать хороший кадр на телефон?

Запросто. У меня в инстаграме много чего – портреты, скетчи, архитектура, интерьеры, снятые на телефон. Формат становится важен, когда точно понимаешь, как твою работу будут смотреть, если это не печать и не большие пространства, часто, чтобы передать свою мысль, хватает фотографии на телефон.

Есть ли фотографы, за чьими достижениями и успехами вы следите?

Есть фотографы мирового масштаба, которых я смотрю постоянно, есть друзья, какие-то знакомые ребята. Любая творческая среда лучше развивается, когда несколько сильных людей растут по отдельности, а потом между собой взаимодействуют. Мы можем даже не разговаривать друг с другом, а просто смотреть на работы. В таком сообществе ты можешь наблюдать за чьими-то успехами и думать, насколько это устраивает тебя самого, насколько это тебе интересно. Ты понимаешь, что тебе хочется двигаться в эту же сторону, или, наоборот, тебе нужно двигаться в другую, занимать какую-то другую нишу.

Сергей, случаются ли у вас творческие кризисы? Не возникает ли желания вернуться обратно к программированию?

Я как-то легко к этому отношусь — шесть лет я с удовольствием отработал программистом. Потом так случилось, что разом появилось много работы связанной с фотографией, и я сменил область. В то время, когда я познакомился с модельным агентством LMA и начал снимать моделям тесты, в Питере практически никто этого не делал. Это было что-то новое — многие вещи приходилось делать в первый раз.  Сейчас я работаю руководителем фотостудии универмага Au Pont Rouge, и я уже написал пакеты скриптов почти для каждого своего сотрудника — эти скрипты упрощают ручную работу, делают отчеты, переименовывают файлы, структурируют файловые хранилища. Все по одной кнопке работает – красота. Человек должен как-то всесторонне развиваться, а трудности созданы для того, чтобы их решать.

Поделиться этой записью!

Похожие материалы

0 Комментариев

Leave a Comment

Войти с помощью: 

Ваш электронный адрес не будет опубликован